Свежие комментарии

  • Teodor
    Порядок должен быть один - выгнать, а россиянам платить нормальную, человеческую зарплату, что бы работали вместо имм...Россияне просят н...
  • Briz Bazelik
    Какая-то уж "мутная миссия" Штайнмайера и тем-более с 10-ю миллионами евро, - ОН что хочет "купить" на них (только не...Молдова делает вс...
  • Lehanaizhe
    потерпело в смысле оно чудище-поганище?США потерпело пор...

Дать в долг не сложно, а вот выбить потом его…

Дать в долг не сложно, а вот выбить потом его…
Дать в долг не сложно, а вот выбить потом его…

В НАРОДЕ грустно шутят: берёшь в долг чужие деньги, отдаёшь свои. Но при наших зарплатах иногда без долгов не обойтись. Рыбничане обычно выбирают два способа раздобыть денег на стороне. Идут в банк за кредитом или обращаются к хорошим знакомым с просьбой  «выручить». И выручают. Вот только такая доброта часто оборачивается во вред дающему. Рыбничанка Алла Петровна* знает это не понаслышке.

Алла Петровна  работает на одном из рыбницких предприятий. Несколько лет назад в их рабочем коллективе появилась новенькая – Люба. На вид «замученная жизнью женщина». Да и разговоры у неё были об одном: тяжело в одиночку «поднимать» двоих детей и сражаться с бытовыми проблемами. Но женщина была отзывчивая – охотно шла на контакт с людьми, предлагала свою помощь даже по нерабочим вопросам. Когда вошла в круг доверия, попросила помощи практически у всех «причастных». Суть состояла в том, что у семьи финансовые трудности. Совершеннолетний ребёнок едет на заработки, а она ищет деньги «на первое время». Выпрашиваемая сумма была немаленькой. И никого не насторожил тот факт, что просила Люба сразу у всех.

Алла Петровна была среди потенциальных кредиторов. О наличии сбережений проговорилась сама – с мужем давно копила на ремонт.

Да и неудобно было отказать новой подруге. Та не раз выручала «по мелочам».

Передача суммы в 20 тысяч рублей ПМР запомнилась одним моментом. Просьба написать долговую расписку вызвала у Любы странную реакцию, которую списали на обиду за недоверие. Мол, не случайному человеку же Алла Петровна одалживает – коллега обязуется ежемесячно гасить долг с получки. Тем не менее расписку всё же Люба написала.

ВЕРА В ТО, что всё будет гладко, была недолгой. Вскоре Люба не вышла на работу. Не потрудилась даже заглянуть за трудовой книжкой. Самые оптимистичные из потенциальных кредиторов оправдывали такой поступок тем, что якобы женщина поехала за границу отрабатывать долги. При попытках связаться с ней через соцсети, удалила свою информацию, адрес сменила. И на некоторое время выпала из поля зрения .

Как выяснилось позже, это предприятие стало не первым местом мимолётного трудоустройства Любы. А уж люди, которым посчастливилось одолжить ей деньги, и подавно не «первопроходцы». В отличие от других кредиторов, у Аллы Петровны была на руках долговая расписка. С ней она отправилась к адвокату составлять исковое заявление.

Ответчица на суд явилась, долг свой признала, адвокат дело выиграл. Казалось бы, дело в шляпе. В отличие от других пострадавших, к кредитору с исполнительным листом в руках деньги должны вернуться. Но не тут-то было! Прошло уже несколько лет, а на счёт не поступило не рубля.

В прошлом году встретиться с судебным исполнителем по этому делу Алле удалось лишь с шестой попытки. Её заверили в том, что за решение её вопроса скоро возьмутся. В этом году увидеться с приставом ещё не удалось – на момент визита он оказался в отпуске.

Винить судебных исполнителей в отсутствие желания работать, конечно, нельзя. Тем более, что в Рыбницком и Каменском отделе дефицит кадров. Погасить его частично удалось лишь в прошлом году. Тем не менее, у каждого из судебных исполнителей  в работе находится около 2 тысяч дел. При таком объёме работы «бегать за каждым должником» проблематично. Поэтому судебными исполнителями «особое внимание уделяется исполнению социально значимых категорий исполнительных документов, прежде всего связанных с обеспечением прав детей, а также выплатой задолженности по заработной плате». Так что придётся Алле Петровне подождать возвращения своих денег.

Должница же, то бишь, та самая Люба, даже не прячется. Недавно получила в наследство жильё, где занялась ремонтом и обустройством.

 – Получается, мои деньги всё же пошли на ремонт. Жаль только, что в чужом доме, – невесело шутит Алла. И клянётся, что теперь-то уж точно в долг никому не даст.

СКОЛЬКО таких историй в Рыбнице? А в Приднестровье в целом? Увы, их никто не считает. Хотя, по сути, это можно, наверное, расценивать как мошенничество. Ведь вряд ли Люба и ей подобные действительно берут в долг. Скорее, это один из способов «честного отъёма денег у населения», как любил говорить герой романов Ильфа и Петрова Остап Бендер. Причём способ безопасный. Потому что никто не докажет, что современные Остапы Бендеры не собираются и не собирались возвращать свои долги. А это непременное условие для юридической классификации понятия «мошенничество». И «выбить» с них чужие деньги по разным причинам почти невозможно.

Более того, иногда даже доказать наличие долга в суде не удаётся. История Аллы Петровны это скорее исключение, чем правило. Потому что многие люди, когда дают деньги в долг своим знакомым, даже расписок с них не берут. А если и берут, то оформляют их неправильно. Сделать это так, чтобы расписка имела юридическую силу в суде, может только адвокат. Но ни он, ни нотариус не выступят гарантом того, что деньги точно вернут.

Так что, если у вашего должника совесть внезапно не проснётся, то можете забыть о своих деньгах навсегда.

*Имена изменены

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх